Я люблю М. Найта Шамалана, даже когда он меня не любит, поэтому я не перестаю давать ему новые шансы, когда по-хорошему все надежды должны скончаться, а их могилы — зарости ромашками. Поэтому даже после того, как я сходил в кино на два часа здорового сна под названием «После нашей эры», я продолжал наивно надеяться, что однажды режиссёр ещё снимет если не новое «Шестое чувство», то, по крайней мере, фильм, который можно будет любить без иронии и покраснения. Стал ли «Визит» этим фильмом? Не совсем, но это однозначно шаг в правильную сторону.

Визит

Так что жизнь снова имеет смысл.

На «Визите» Шамалан объединил усилия с Джейсоном Блумом — одним из самых плодовитых и успешных продюсеров последнего десятилетия — и это выражается в двух особенностях:
1) Фильм снят за относительные гроши (5 миллионов долларов) и события почти полностью происходят в одной локации.
2) Фильм стилизован под съёмку любительской камерой в духе всяких «Паранормальных монстро из Блэр». Поэтому в центре сюжета оказываются брат и сестра подросткового возраста (Эд Оксенбулд и Оливия ДеДжонг), последняя из которых пытается снять документальный фильм о сложных отношениях среди своих родственников. Сложность заключается, среди прочего, в том, что их отец давно ушёл из семьи, а их мать (Кэтрин Хан) со своими родителями уже пару десятилетий не общается, из-за чего титульная поездка к бабушке с дедушкой для главных героев оказывается первой в жизни. Поначалу знакомство с престарелой парой идёт легко и приятно, но постепенно их поведение начинает вызывать подозрения, что не всё так невинно в доме и, возможно, детям здесь не так уж безопасно.

Также это первый за долгое время фильм, где режиссёр появляется на экране только в виде титра. Так держать и т.д.

Также это первый за долгое время фильм, где режиссёр появляется на экране только в виде титра. Так держать и т.д.

Просмотр «Визита» прошёл странно. Впечатления остались скорее хорошими, но как только начинаешь обдумывать просмотренное, то сказать о нём что-то положительное становится крайне трудно. Во-первых, сценарий здесь даже по шамалановским меркам посредственный. Логические дыры бросаются в глаза уже с первых минут (какая, бл, мать отправит на поезде двух несовершеннолетних детей к людям, которых они никогда в жизни не видели, без сопровождения?); комедийные моменты вызывают скорее неловкость, чем смех (вроде того, как герой Оксенбулда решает вместо матершины говорить имена поп-певиц. Ха?); а в поведении действующих лиц по мере развития событий здравого смысла остаётся всё меньше («Мне кажется, моя бабушка сумасшедшая и желает мне зла. Что я буду делать, когда она мне внезапно скажет залезть в духовку, чтобы её почистить? А полезу-ка я в духовку! С ногами, чтобы закрыть было проще!»).

Визит

Во-вторых, актёрские работы тут, мягко говоря, неровные. Если Дианна Данаган и Питер МакРобби в роли стариков прекрасно понимают, в каком фильме находятся, поэтому рьяно пожирают декорации (и тем самым тщательно развлекают), то ДеДжонг и (особенно) Оксенбулд чем дальше, тем больше раздражают и заставляют болеть не за тех, за кого надо. Когда в определённый момент последнему буквально ткнули в лицо обо**анным подгузником (не спрашивайте), вместо ужаса/отвращения я испытал лишь садистское наслаждение.


А теперь скажите, что вы бы не сделали с ним так же.

В-третьих, в каждом кадре фильма чувствуется, насколько режиссёру некомфортно снимать в «кустарном» поджанре, поэтому вдобавок к тому, что фильм выглядит помойно (что становится вдвойне странно, когда видишь, что за камерой стояла Марис Альберти, снявшая «Крида»), он ещё и зашкаливающе неубедителен по части создания нужной иллюзии. И проблема тут не в том, что главные герои не расстаются с камерой даже в моменты, когда надо на неё плюнуть и со всех ног бежать (хотя и это тут есть). Проблема в том, что неоднократно возникает чувство, что Шамалан и его товарищи вообще в жизни никогда ничего не снимали на любительскую камеру и считают, что человек на 20-метровом расстоянии без микрофона будет слышен так же хорошо, как и тот, кто эту камеру держит в руках. Или что можно спрятаться в тёмном подвале, держа в руках камеру с включённой лампой (!), и тебя никто не заметит. А после момента, где девочка-подросток буквально с помощью камеры пытается разбить дверной замок, хочется процитировать моего соведущего из Выделенной Линии и спросить, «Шамалан, ты вообще дурак что ли?».

Но, несмотря на все эти проблемы, я не могу сказать, что при просмотре мне было скучно. При всей искусственности съёмок, при повышающем Жажду Убивать белом мальчике-рэппере, при весьма предсказуемом Шокирующем Повороте и трагически неудачных попыток фильма быть смешным (с чем у Шамалана традиционно трудно), я умудрился даже получить какое-то удовольствие. Возможно, из-за того, что фильм идёт полтора часа, или из-за того, что никто из его главных героев не проводит весь фильм, сидя в кресле и пытаясь не заснуть. Но что-то в этой поделке заставило меня поверить, что мои надежды на грядущий Шамаланессанс не такие уж напрасные.