Я человек наивный. Лет этак до 10 я всерьёз верил в Деда Мороза (не смейтесь). Когда вышла «Ведьма из Блэр», я искренне считал, что фильм документальный (всё ещё не смейтесь). И ещё я на протяжении последних 10 с лишним лет верил, что М. Найт Шамалан ещё снимет фильм, который можно будет без всяких оговорок и поблажек назвать хорошим (вот теперь можно смеяться).

Разумеется, за годы жизни на этой планете я постепенно стал старым циником и теперь я верю только в то, что люди — идиоты, а фраза «Основано на реальных событиях» давно стала означать свою полную противоположность. Но вот вера в главного голливудского индуса меня не покидала, даже когда раз за разом мне приходилось обжигаться.

Но в этом году мне наконец довелось вздохнуть с облегчением и сказать, что годы ожидания прошли не зря, потому что вышел «Сплит» — один из многих приятных киносюрпризов этого года, который убедительно напоминает, что у режиссёра ещё есть сероводород в сероводородницах.

«Сплит» (мне очень интересно узнать, сколько заработал гений перевода, додумавшийся до такой локализации названия, а также куда мне прислать резюме) рассказывает о девушке по имени Кейси (Аня Тэйлор-Джой), у которой есть трудное детство и склонность избегать контактов с окружающими. И эта тенденция скорее правильная, чем нет, потому что когда в кои-то веки она выбирается в люди на день рождения своей одноклассницы Клэр (Хейли Лу Ричардсон), она (вместе с Клэр и её подругой Маршей (Джессика Сула)) становится жертвой насильственного похищения. Похитителем оказывается человек по имени Кевин (Джеймс МакЭвой), у которого вдобавок к тому, что он мерзкий похититель, есть Страшная Тайна: после психических травм в трудном детстве у него случилось множественное раздвоение личности и теперь у него в голове живут 23 персоны разных полов и возрастов, спонтанно обретающие контроль над его телом. При этом изменения претерпевает не только разум, но и организм Кевина: кто-то из людей в его голове сильнее остальных, у кого-то есть диабет и т.д. Усугубляет ситуацию ещё и то, что Кевин и его мозговые сожители уверены, что скоро в него вселится новое существо, известное как «Зверь», и тогда окружающим будет невесело. А для того, чтобы прибытие Зверя состоялось, он и похитил трёх юных дам, чтобы принести их в жертву.

Сплит

В одном из моих любимых фильмов этого века — «Адаптации» — есть великолепная сцена, в которой Дональд Кауфман (Ник Кейдж) делится со своим братом Чарли (тоже Ник Кейдж) задумкой триллера, в котором есть похититель, похищающий симпатишную женщину, и детектив, который его отчаянно ищет. И в финале этой истории происходит Шокирующий Поворот: и похититель, и девушка, и детектив — это всё один человек. В ответ Чарли начинает перечислять причины, по которым эта задумка — полный маразм.

Так вот, «Сплит» не только напомнил мне сценарий Дональда Кауфмана (которого, кстати, на самом деле не существует. В копросу о раздвоении личности), но и вызвал чувство, что Шамалан перед написанием своего творения эту сцену многократно пересматривал и извлекал из неё уроки. Потому что при всём идиотизме завязки фильм в течение всех двух часов поддерживал интерес и практически ни разу не вызвал желание цепляться за логические дыры (а их тут на самом деле немало). Фильм настолько качественно исполнен, душевно сыгран и по-хорошему мерзок, что ему охотно прощаешь промахи.

На «Сплите» Шамалан продолжает сотрудничество с уберпродюсером Джейсоном Блумом, но в этот раз, к счастью, он отказался от стилизации под любительскую съёмку и вернулся к более традиционной триллерной манере, которая ему куда более по душе. И со времён «Таинственного леса» его фильмы не создавали дискомфорт и напряжение с помощью движений камеры и композиции кадра так эффективно. В начале века режиссёра любили сравнивать с Альфредом Хичкоком, и «Сплит» напоминает, откуда растут ноги у подобных аналогий. Фильм снова снят за малые деньги (9 миллионов долларов) и происходит на 90% в одной локации, но в этот раз все ресурсы используются по максимуму и чувства монотонности не возникает. Что в таких условиях гораздо труднее, чем может показаться (см. «Судную ночь»).

Сплит

Ещё более приятным сюрпризом стало то, что Шамалан снова показал, как хорошо он умеет работать с актёрами, о чём «Явление», «Повелитель стихий» и «После нашей эры» почти заставили забыть. Джеймс МакЭвой, которого обычно я не люблю ни в чём (особенно когда он играет главных героев, за которых мы должны болеть, когда они клавиатурой выбивают зубы Крису, бл, Прэтту. Тимур Б. умеет в кастинг), здесь раскрылся с принципиально новой стороны. Роль Кевина и его размноженных личностей — это по умолчанию минное поле для актёра, где не скатиться в клоунаду и переигрывание труднее, чем жонглировать включёнными бензопилами. Но каким-то непостижимым образом ему удалось и превратить каждую персону, которую мы видим (к счастью, нам показывают не все 23), в подобие колоритного живого человека, и при этом не дать забыть, что это в первую очередь чертовски опасный преступник, а не «харизматичный злодей с философией», которого школьники будут ставить себе на аватары.

split

Аня Тэйлор-Джой же снова демонстрирует, как много можно сделать в кадре, произнося минимум слов. Как и в «Ведьме», экспрессивность её лица здесь используется по полной, и очень трудно представить, какая из её сверстниц смогла бы справится с задачей так же успешно. Особенно когда видишь, насколько заурядно на её фоне смотрятся Сула и Ричардсон. И ещё особенно порадовало то, насколько мрачным оказалось объяснение способности Кейси адаптироваться к экстремальной ситуации. Сначала думаешь, что тебя ждёт очередная банальная «сильная героиня», которую учил выживать суровый отец… а потом оказывается, что нет. И то, что оказывается, в разы интереснее, пусть и в разе менее лицеприятно.

К вопросу о нелицеприятности. То, как фильм трактует психические расстройства, вызвало немало возмущений и даже призывов к бойкоту. Не скажу, что я разделяю эту позицию, но нетрудно понять, почему история о том, что чел с раздвоением личности оказывается мультяшным монстром, расстроило людей, которые имеют дело с расстройствами психики в реальности и понимают, что в жизни всё не так банально и не надо превращать живых людей в очерняющие карикатуры. Но с другой стороны, в последние минуты фильма Шамалан так грамотно выкручивается из ситуации, что появляется весьма убедительный аргумент в пользу того, что фильм вообще не о расстройствах психики и уж тем более не о реальном мире. И если критиковать «Сплит» за то, как он показывает раздвоение личности, то тогда надо разнести в пух и прах «Человека-паука» за то, что тот неправдоподобно демонстрирует последствия укусов радиоактивных пауков. Но фильм-то не об этом.

Сплит

А когда становится понятно, о чём собственно фильм, и нам выдают Шокирующий Поворот в финале, то в кои-то веки хочется не раздражённо закатывать глаза, а аплодировать и ждать продолжения, которое уже запланировано на 2019 (СПОЙЛЕРЫ). И хочется надеяться, что на нём режиссёр будет продолжать свою новую тенденцию делать скромно, но душевно.