Чем старше я становлюсь, тем больше я уверен в том, что простая история со сложными персонажами — это гораздо лучше, чем сложная история с простыми персонажами. Например, «Безумный Макс: Дорога ярости» — фильм с простой (если не примитивной) историей: вот группа хороших ребят убегает от группы плохих. И всё. Но при этом эти ребята такие интересные и вызывают такую гамму эмоций, что простота сюжета не тревожит ни на секунду. В то же время «Начало» — фильм, который 90% диалогов тратит на то, чтобы подробно объяснить тебе, как работает его мир, но из-за этого почти все его герои остаются загадками, за которых ты болеешь только из-за того, что их играют Эллен Пейдж, ДжоГоЛев и Том Харди (кстати о «Безумном Максе»).

Одна картинка стоит тысячи слов и т.д.

Одна картинка стоит тысячи слов и т.д.

Увы, новая картина из вселенной «Звёздные войны» только усилила мою уверенность. Это фильм, полный событий, локаций и действующих лиц, но кроме скуки и безразличия он не вызывает ровным счётом ничего.

На первый взгляд, «Изгой-один: Звёздные войны. Истории» (да, кто-то всерьёз решил, что это хорошее название) — история проще простого. Есть Джин Эрсо (Фелисити Джонс) — девушка с трудным детством, которой союз Повстанцев даёт ответственное задание: разузнать, что за оружие судного дня готовит зловредная Империя при участии её отца Галена (Мэс Миккельсен). В разузнавании ей помогает по мере развития событий растущая группа разбойников и отщепенцев (которых, среди прочего, играют Донни Йен, Диего Луна и Риз Ахмед), а со стороны злодеев им противостоит мерзкий командир Орсон Кренник (Бен Мендельсон). Казалось бы, всё просто и логично, какие могут быть проблемы?

Изгой-один

К сожалению, проблемы есть. Главная из них — это уверенность фильма в том, что ты по умолчанию принимаешь и обожаешь всё, что в нём есть, поэтому он не утруждает себя тем, чтобы дать причину переживать за кого-либо. В «Изгое-одном» нет абсолютно ни одного персонажа, который своими действиями вызывает что-либо кроме плечепожатия и слов «Ну и ладно». А в фильме, где каждый первый из них совершает подвиги и/или героически погибает, это не самая желательная реакция.

Легендарный в определённых кругах разбор «Эпизода I» от RedLetterMedia, среди многого прочего, представил интересный подход к оценке художественных произведений — Тест Плинкетта. Его суть в следующем: опишите героя фильма, не ссылаясь на его внешность, костюм или основное занятие. Иначе говоря, опишите его характер. В случае с героями «Скрытой угрозы» дать подобное описание, а уж тем более отличить их друг от друга, было тяжеловато. В случае с «Изгоем-одним» ситуация ничуть не лучше.

Вот вам задача: попробуйте описать вот этого чела.

Вот вам задача: попробуйте описать этого чела.

Когда действующие лица — пустые места, то никакие Миккельсен, Йен и Мендельсон не спасут. Отчасти, конечно, можно списать туманность персонажей на то, что за кулисами было немало проблем и немалая часть фильма была переснята под руководством Тони Гилроя вместо основного режиссёра Гарета Эдвардса. Но почему-то я сомневаюсь, что в первоначальной версии у этой истории был менее унылый и нигилистский тон, который задним числом портит атмосферу оригинальной трилогии.

Изгой-один

«Звёздные войны» — это сказка о том, как маленькая группа хороших ребят противостоит большой группе плохих ребят, используя космическую магию. «Изгой-один» — это история о том, как захватчикам с супероружием противостоит группа потрёпанных мятежников, которые беспощадно взрывают и убивают всё, что видят (включая, в самые невнятные моменты фильма, своих товарищей), а также считают, что они правы, потому что такова воля высшей силы, а один из них и вовсе идёт в бой, повторяя религиозный девиз.

Совсем никого не напоминает.

Совсем никого не напоминает.

Под конец фильма есть момент, когда Повстанцы совершают камикадзе-атаку на два имперских крейсера, сталкивая их друг с другом. При этом нам показывают, сколько людей на борту этих крейсеров погибает, но когда они взрываются, на фоне звучит триумфальная музыка, а эти самые камикадзе-Повстанцы в последние мгновения своей жизни ликуют.

Если авторы хотели сделать суровую военную драму о том, что война бесчеловечна и на ней никто не без вины, а не историю о том, что терроризм — это очень круто, то боюсь, у них это не совсем удалось.

Изгой-один

И да, вы правы, у этого большого фантастического блокбастера за 200 миллионов долларов есть моменты, демонстрирующие отличную операторскую работу, спецэффекты (кроме появления пары режущих глаз цифровых двойников знакомых персонажей) и звукорежиссуру. Но когда происходящее на экране тебе в лучшем случае безразлично, а в худшем — противно, никакие зрелищные баталии значения не имеют.

Изгой-один

Джордж Лукас в своё время сказал: «Спецэффекты — это просто инструмент, способ рассказа истории. Спецэффект без истории — вещь очень скучная». И увы, одно из лучших доказательств его правоты — фильм, продолжающий его же начинание.